Осознание смерти

ОПЫТ, КОТОРЫЙ ТЯЖЕЛЕЕ ВСЕГО ПРИНЯТЬ

Признание, постижение и приятие концепции смерти и сопротивление этой концепции необходимы для «выхода за пределы» любых концепций посмертного существования, называемых религиозными и метафизическими – рассказывают ли они про ад и рай, или про реинкарнацию. Некоторые религиозные философы (например, Мартин Хайдеггер) подчеркивают, что для подлинного приятия жизни необходимо принять и интегрировать смерть. Это означает, что нужно рассмотреть не только саму концепция смерти, но и концепции по поводу этой концепции, а также сопротивление НЕБЫТИЮ и чувство страха и трепета.

Например, сколько людей считают, что сразу после смерти о них забудут, словно их никогда не было? Какие концепции следуют из этого?

Эти концепции следует рассмотреть и развенчать, чтобы увидеть смерть в ее истинном виде: концепции внутри миража.

МОЙ ДРУГ КРИСТИАН

Когда мой любимый друг Кристиан умер, первой реакцией «моего» ума-тела была тоска.

Но на следующий вечер, когда «я» сидел в гостиной нашей квартиры, в ПУСТОТЕ появилось гораздо менее плотное, чем раньше, сознание по имени Кристиан.

Это сознание плавало в ПУСТОТЕ и не знало, что оно мертво; поэтому оно было в шоке.

«Я» провел с ним некоторое время (его сознание, которое стало тоньше) и рассказал ему, что произошло.

В течение следующих 24-36 часов «его» сознание оставалось рядом – до тех пор, пока не растворилось в БОЛЬШОЙ ПУСТОТЕ и не исчезло.

Его не было до того дня, когда «я» понял индийское изречение: «Самый важный момент для гуру – момент смерти».

Почему? Чтобы лучше показать это, я начну с истории, случившейся много лет назад. Это история об отставном летчике, обучавшем меня в середине 1980-х. Он рассказал мне, что, когда он был летчиком, его самолет сбили над Северным Вьетнамом. Он автоматически выпрыгнул из самолета; его парашют раскрылся примерно через 10 секунд. Он рассказал мне, что за это время увидел всю свою жизнь – настолько замедлилось время. За эти краткие 10 секунд он простил своих родителей, попрощался с женой и сыном и попросил у них прощения, вспомнил свое детство и юность – вся его жизнь развернулась перед ним. Он сделал все, что мы можем назвать «личностной» терапией, всего за несколько секунд. Затем его парашют внезапно раскрылся, и он снова оказался в «обычном времени». Поэтому мы можем сказать, что для «меня» в «обычном времени» сознание «Кристиана» растворилось и исчезло за 24-36 часов; но сколько времени это продолжалось для «него», «я» не знаю.

О СМЕРТИ: НАПИСАНО ДЛЯ КРИСТИАНА

Все на свете создано из одной и той же единой субстанции. Кто-то называет эту субстанцию Богом, кто-то – сознанием, кто-то – ПУСТОТОЙ.



А кто же мы? Мы образованы из ТОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ, ставшей плотной.

А что такое смерть? Подобно тому, как ТА ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ сгущается, образуя нас, она затем растворяется, вновь становясь ТОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИЕЙ.

Никогда не теряя своей истинной природы, всегда оставаясь ТОЙ ЖЕ САМОЙ СУБСТАНЦИЕЙ.

Точно так же золото становится украшениями: кольцом, часами, цепочкой. Но оно никогда не теряет своей истинной природы – вещества по имени золото.

Такова же и смерть. Слияние с золотом, растворение, превращение в ТУ ЕДИНУЮ СУБСТАНЦИЮ.

И Кристиан – ТА ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ. И поэтому мы ласково называем его ПУСТОТИАН.

ОКНО СМЕРТИ

Большую часть жизни у «меня» было огромное желание понять смерть. «Я» пытался постичь ее с помощью медитации и практик умирания около тридцати лет.

В октябре 2000 года «я» получил возможность обнаружить, где «колесо встречается с дорогой». Из-за ошибки врача и неправильной медицинской процедуры «мое тело» испытало симптомы сердечного приступа.

На психологическом и эмоциональном уровне «я» не чувствовал ничего. Но передо «мной» появилось и открылось огромное окно. Взглянув в окно, «я» увидел только ПУСТОТУ. В течение 10 дней этого переживания окно иногда было в 10 футах от меня, а иногда «я» был наполовину здесь, а наполовину в окне. Все, что «я» видел – это бескрайнее НЕБЫТИЕ. Я осознал, что в смерти все «непереваренное» (непереработанное) может появиться (образоваться)) из сгустившегося НЕБЫТИЯ. В тибетском буддизме эти сгустки называют гневными божествами, «мы» называем их нашими «демонами».

Это окно не исчезло; оно стало частью «меня». Но за эти восемь дней «я» осознал два уровня: на одномвнутри миража существовала концепция смерти, а на другом никакой концепции смерти не было!


4789264818656738.html
4789321478185200.html
    PR.RU™