Указанная стратегия оказалась невероятно успешной

Фонд Hermitage Capital Уильяма Браудера начал вкладывать деньги в Россию. Придуманная стратегия позволила фонду стремительно (в сотни раз) разбогатеть и начать инвестирование в такие компании как Сбербанк, РАО «ЕЭС России», Сургунтнфтегаз, Транснефть, Роснефть и другие предприятия, включая Газпром.

И если к началу 1994 года фонду Уильяма Браудера с трудом удалось собрать 25 миллионов долларов для инвестирования в Россию, то уже к концу 2006 года фонд через фонд Уильяма Браудера в Российскую экономику с высокой доходностью инвестировалось более четырех миллиардов долларов.

Бизнес Уильяма Браудера в России основывался на следующих трех китах:

1) Хорошая финансовая хватка, хорошее знание экономики России и, в частности, знание теневых схем российского бизнеса,

2) Неформальные связи с юристами оффшорных зон,

3) Стремление перевести как можно больше российских предприятий из серых схем ведения бизнеса в белые.

Вот почему Уильям Браудер искренне аплодировал любым действиям власти, связанным с раскрытием теневых схем экономики. В частности, Уильям Браудер искренне приветствовал арест Ходорковского и расследование в отношении ЮКОС-а.

Браудер по какой-то причине надеялся, что и остальные ведущие компании России последуют за Юкосом. В такой ситуации его инвестиционный фонд мог заработать немыслимые деньги.

Сбой произошел в 2005 году, когда фонд посчитал, что созрел для того, чтобы серьезно заняться Газпромом, Транснефтью и Сургутнефтегазом.

(Но об этом чуть ниже).

Главное можно отметить:

Уильям Браудер занимался в России тем, что лечил российские предприятия. Лечил так, что резко возрастала прозрачность бизнеса, деньги из оффшоров возвращались, возрастал сбор государственных налогов, возрастали дивиденды.

Вознаграждением Браудеру служило возрастание в цене акций предприятий, в которые сначала инвестировал Браудер, и которые затем «вылечил» Уильям Браудер.

Чем больше инвестировал в акции российских предприятий, и чем болье вылечил - тем больше заработал.

Главной игрой Браудера в 21-ом веке должна была стать игра на искусственно заниженной цене акций Газпрома. Но на этом пути была формальная сложность. На зарубежном рынке акций торговались только американские депозитарные расписки (ADR) Газпрома, а в России иностранцам покупать Газпром было разрешено не всем.



При этом руководством России планировалось, что 51% акций должен оказаться у правительства в 2006 году. Фонд Браудера через российские компании приобрел несколько процентов акций Газпрома и планировал вывести Газпром из тени.

То, что Газпром последние 12 лет стремительно разворовывается - ни для кого не секрет.

Рост капитализации Газпрома должен был стать гигантским, его никто не мог просчитать. Браудер получил бы миллиарды долларов за неделю.

Лиц, стоящих за Газпромом (а это - самые высшие руководители страны), присутствие Браудера в России заставляло нервничать, поскольку Браудер мог положить конец разворовыванию главных активов России.

Предпринимателю Уильяму Браудеру, работавшему в России, за девять лет удалось сделать то, что много лет не удавалось делать Счетной Палате РФ, экономическим подразделениями ФСБ, Администрации Президента, Службе Внешней Разведки и Главному Разведовательному Управлению Генерального Штаба - найти основные пути разворовывания страны и начать борьбу с ними.

В принципе, Уильям Браудер за десять лет с 1996-го по 2005-ый годы сделал для Российской экономики больше, чем все Герои России, награжденные в стране за эти годы вместе взятые.

Браудер и Газпром

Уильям Браудер в решил попробовать серьезно инвестировать в Газпром, Сургутнефтегаз и Транснефть.

Дело в том, что правительством создана такая ситуация, что акции «Газпрома» продаются российским компаниям почти в два раза дешевле, чем на международных биржах. И это позволяет приближенным компаниям наживаться.

Разрешение на покупку акций Газпрома до конца 2005 года выдавалось специальными распоряжениями правительства избранным компаниям. Поскольку Hermitage Capital не являлась «избранной» компанией, Браудер решил приобрести акции на российском рынке через российские юридические лица, контролируемые из-за рубежа.



В качестве таких компаниями были выбраны ООО «Камея», ООО "Пифагор инвестментс", ООО "Парфенинон", ООО "Махаон", ООО "Рилэнд".

На счета этих компаний из Кипра для приобретения акций Газпрома было направлено 220 млн. долларов.

Когда на самом верху в России поняли, как это может повлиять на теневые схемы Газпрома и Сургутнефтегаза, была дана отмашка на травлю всех компаний, связанных с Hermitage Capital Management.

Международные специалисты по финансам и российское руководство по-разному оценили деятельность Уильяма Браудера.

В 2005 году на Всемирном экономическом форуме в Давосе с участием крупнейших мировых экономистов Уильям Браудер был назван "Глобальным лидером завтрашнего дня".

Одновременно Уильяму Браудеру в 2005-ом году был запрещен въезд в Россию без объяснения причин.

С этого года началось преследование его компаний в России.

Компании, через которые Браудер инвестировал в Газпром (ООО «Камея», ООО «Парфенион», ООО «Махаон», ООО «Рилэнд»), продали акции Газпрома. Но вскоре документы и печати компаний были изъяты налоговиками.

В российских судах появились и были срочно удовлетворены иски:

К ООО «Рилэнд» на 312 млн. долларов по иску некоего ООО «Инстар».

Некая новочеркасская фирма Grand Active выиграла в Казани дело против «Плутона» и «Парфениона» на $575 млн. долларов и пять аналогичных исков в Москве на общую сумму 1,5 млрд. долларов.

У компаний откуда-то появилась задолженность по налогам перед российским законодательством.

Для расследования ситуации фонд Уильяма Браудера обратился к российскому юристу Сергею Магнитскому. Магнитский согласился.

Но ему была уготована незавидная судьба.

Чем занимался Магнитский в России по просьбе фонда

За шумом о смерти Сергея Магнитского (был связан и забит до смерти), совершенно не слышно того, а что именно по заданию Hermitage Capital расследовал гражданин России, юрист Сергей Магнитский.

Приглашенный компанией Hermitage Capital Сергей Магнитский не являлся сотрудником компании.

Он работал в России и был квалифицированным юристом. Ему и еще шестерым юристам позвонили с целью разобраться в ситуации и понять, откуда взялись претензии к компаниям, работавшим в Hermitage Capital, и почему ООО «Камея» оказалась в ситуации, когда надо с дивидендов платить такие же налоги, как с прибыли.

Юристы с ситуацией разобрались. Вот что удалось выяснить:

- Компании, которые торговали акциями Газпрома на несколько сот миллионов долларов (ООО «Парфенион», ООО «Махаон», ООО «Рилэнд») оказались в собственности никому не известного ООО «Плутон» из Казани, и переехали сначала в Новочеркасск, а потом в подмосковные Химки.

- налоговиками изъяты документы и печати компаний (ООО «Парфенион», ООО «Махаон», ООО «Рилэнд),

- документы, относившиеся к банковским проводкам компаний также бесследно исчезли из банка (было заявлено, что фургон, перевозивший все банковские проводки, сгорел в центре Москвы из-за аварии)

- с помощью изъятых печатей были сфальсифицированы договоры, по которым указанные компании оказались должны огромные суммы российским компаниям, а государство должно подставным компаниям возврат налогов.

В связи с начавшимся преследованием юристов, Уильям Браудер предложил всем юристам переехать в Лондон. Шестеро согласились. И только Сергей Магнитский остался.

Если верить Уильяму Браудеру, Сергей Магнитский сказал:

«Сейчас не тридцать седьмой год. Я ничего дурного не сделал, я знаю закон, никаких оснований для моего ареста не существует… Эта история уже не про Hermitage, это история о России. Эти люди ограбили мою страну, и я с этим мириться не могу».

Чтобы разрулить ситуацию Сергей Магнитский начал с того, что решил взять в союзники государство и выявил несколько случаев, когда деньги были украдены не у компании Hermitage Capital или российских компаний, а непосредственно у государства.

Он сообщил о краже 5,4 миллиардов рублей (примерно 200 млн. долларов) из бюджета под видом возврата переплаченных налогов.

7 октября 2008 года Сергей Магнитский дал показания о причастности сотрудников МВД Кузнецова и Карпова к хищению в декабре 2007 года 5,4 миллиардов рублей через московские налоговые инспекции №25 и 28.

Реакции не последовало.

6 ноября 2008 года Магнитский заявил журналу BusinessWeek, что он обнаружил аналогичную, более раннюю кражу 3 миллиардов рублей из бюджета, осуществленную в 2006 году, и, что в этой краже участвовали те же преступники, были задействованы те же юристы, те же самые суды, те же липовые контракты и те же налоговые инспекции №25 и 28, и что все похищенные деньги пришли на счета в одном и том же банке.

Дело в том, что в 2006 году три перечисленные компании заработали миллиард долларов и заплатили двести тридцать миллионов налогов. А преступники обратились в налоговую, сообщили им, что предыдущие владельцы допустили ошибку – на самом деле компании ничего не заработали. Так что налоги следует вернуть. Они подали заявление на возврат налогов 23 декабря 2007 года. Это был самый крупный возврат налогов в российской истории, и при этом самый быстрый – деньги вернули на следующий день.

Дело о хищении у государства налогов было настолько очевидно, что не арестовать расхитителей государство не могло. Но надежда на то, что государство заинтересовано в расследовании кражи собственных денег не оправдалась. Расследование дела пошло странным образом.

Сам Сергей Магнитский, не являвшийся сотрудником Hermitage Capital или исчезнувших компаний, и не имевший отношения к хищениям, был арестован как человек, способствовавший тому самому хищению налогов, о котором писал официальные письма. После чего при странных обстоятельствах скончался в тюрьме в ноябре 2009г.

В чем обвинили Браудера

Браудера обвинили в том, что он вкладывал деньги в Россию через офф-шоры, соответственно в офф-шорные компании дивиденды и отправлялись, уплачивая соответственно 5% налогов в российский бюджет.

Было принято решение считать компанию Браудера российской, и доначислить соответствующие российской компании налоги на дивиденды, причем не по ставке налога с дивидендов, а по ставке налогов на прибыль.

Дело в том, что в январе 2006 года «Камея» реализовала на фондовом рынке большой пакет акции, прибыль составила примерно 11,56 млрд рублей. Так как ООО «Камея» являлось российским предприятием, налог на прибыль составил 24%. В феврале ООО «Камея» заплатила 2,9 млрд рублей налога на прибыль в российский бюджет. Оставшуюся чистую прибыль акционеры общества распределили. В связи с тем, что акционером общества была кипрская компания, которая вложила в уставный капитал российского ООО «Камея» более $100 тысяч, а ее директоры и финальные бенефициары никогда не работали в России и акционер не вел никакой предпринимательской деятельности на территории страны, налог на дивиденды должен был составить 5%. В течение 10 дней после распределения прибыли этот дополнительный налог в размере более 570 млн рублей был выплачен.

Логика была следующая.

Если бы:

- учредитель ООО «Камея» компания «Жода Лимитед» была бы не кипрской компанией, а российским филиалом компании Hermitage Capital Management,

- если бы эта компания была бы зарегистрирована не на Кипре, а в России,

- если бы она платила на Кипр не дивиденды с прибыли, а саму прибыль,

то тогда ООО «Камея» должна была бы заплатить еще раз налог на прибыль в размере 24%.

Чтобы не повторяться (налог на прибыль в размере 24% ООО «Камея» уплатила полностью), в качестве претензии ООО «Камея» выставили разницу между налогом в 15% (потом претензию пересмотрели на 24%) и уплаченным налогом с дивидендов в размере 5%, причем обвинили в неуплате налогов и провели обыски и изъятия в представительстве компании Hermitage Capital.

Как это часто бывает у российских налоговиков, сработали по принципу:

«Закон обязывает Вас платить 5% налогов с дивидендов, но он же не запрещает нам наложить на Вас ответственность за неуплату 15%, или 24% налогов с дивидендов как налога на прибыль».

Одновременно с этим компании обвинили в том, что они торговали акциями Газпрома как российские юридические лица.

При этом надо иметь в виду, что использование российских компаний для покупки акций для иностранных компаний является повсеместной практикой и не наказуемо. Такую схему используют абсолютно все крупные российские инвесткомпании.

Как сказал Председатель комитета Госдумы по собственности Виктор Плескачевский: "Многие брокеры совершают сделки с российскими ценными бумагами в интересах иностранных клиентов в пользу оффшорных компаний".

Злоключения Hermitage

С 2000 г. Уильям Браудер живет в России.

Ноябрь 2005 г. Уильяму Браудеру отказано во въезде в РФ.

2006 г. Уильям Браудер распродал российских акций на 4,5 млрд. долларов.

Май 2007 г. Возбуждено уголовное дело по факту неуплаты налогов ООО «Камея»; утверждается, что налог на дивиденды, которые «Камея» заплатила материнской компании на Кипре, должен исчисляться по ставке 15%, а не 5%.

Июнь 2007г. Обыски прошли в офисах Hermitage Capital и российской юридической компании, работавшей с Hermitage Capital — Firestone Duncan, несмотря на то что последним ООО «Камея» не обслуживалась.

Июль – ноябрь 2007 г. Минфин и ФНС разъясняют, что ставка налога – 5%. ФНС и Налоговая инспекция № 7 по г. Москве подтверждают, что претензий к «Камее» нет, заявляет Hermitage.

3 апреля 2008 г. Браудер объявлен в розыск, ему предъявлено заочное обвинение в неуплате налогов; в розыск объявлен и гендиректор «Камеи» Иван Черкасов, сообщил «Коммерсантъ».

4 апреля 2008 г. МВД заявляет, что не предъявляло Браудеру обвинений и не обращалось в суд за санкцией на арест Браудера и Черкасова.

Почему деятельность Браудера и Магнитского выгодна России

Лечить российскую экономику не удается российской власти уже 12 лет.

Фонду Уильяма Браудера это удавалось хотя бы в некоторых областях за счет следующих особенностей фонда:

сотрудники фонда работают за рубежом,

хорошо разбираются в серых схемах ухода от налогов и оффшорном законодательстве,

имеют выходы на юридические компании офф-шорных зон,

могут по своим каналам добывать информацию о реальных учредителях офф-шорных компаний.

Деятельность компании приводила к росту капитализации российских компаний, повышению собираемости налогов, повышению дивидендов акционеров и привлечению иностранного капитала в Россию.

Прибыль Уильяма Браудера в России напрямую зависела от того, насколько ему удавалось вылечить российскую экономику. Чем лучше было лечение – тем больше была прибыль компании Hermitage Capital Management.

Тем же самым сейчас пытается заниматься Алексей Навальный, который, купив акции ВТБ или другой конторы, работающей по серым схемам, стремится вывести их на чистую воду.

Недавно российское руководство озвучило необходимость борьбы с выводом в офф-шор прибыли некоторых российских компаний, например, энергетических.

Поскольку цены на акции энергетических компании и их капитализация в России после этих заявлений не изменились, можно предположить, что объявленная кампания правильно оценена акционерами, как такая, которая так и останется на бумаге.

Почему деятельность Браудера и Магнитского не выгодна действующей власти

Если бы российская власть была заинтересована в ликвидации серых схем бизнесов, фонд Уильяма Браудера получил бы зеленый свет на работу в России, и не только не преследовался бы, но и поощрялся.

Браудер писал лично многим российским министрам (Грефу, Кудрину, Шувалову, Вьюгину), но безрезультатно. За него к Лаврову, Путину и Медведеву обращались главы и министры многих иностранных государств.

На форуме в Давосе 27 января 2007г. в присутствии многих влиятельных людей Уильям Браудер подошел к будущему Президенту России Дмитрию Медведеву с просьбой разобраться. Медведев принял заявление и пообещал «Сделать все, что в его силах».

Председателем совета директоров Газпрома с 2000 года по 2008 год был Д.А.Медведев. И он не сделал ничего, чтобы выяснить, как многочисленные активы Газпрома оказались выведены из концерна, а также то, кому они вдруг стали принадлежать.

Все сделки Газпрома в России курирует непосредственно Владимир Путин.

Активы Газпрома стремительно выводятся из России.

И ситуация не меняется. Все, кто пытается разобраться в этом вопросе (Браудер, Магнитский, Немцов, Навальный) преследуются. И ситуация лучше не становится.

Сам Браудер в мае 20011 года уклончиво ответил на вопрос, в чьих интересах ведется преследование его компании и связанных с ним юристов.

«Сноб.Ру: Вряд ли такая ситуация отвечает интересам Путина или Медведева.

Браудер: Тут возможны только два ответа: либо они в доле, либо они не могут ничего сделать»,

В России все больше людей считают, что ответом на вопрос является именно первый вариант.

Вот почему еще в 2005 году Уильяму Браудеру был запрещен въезд в Россию без объяснения причин.

Вот почему была дана отмашка на преследование фонда и его представителей в России.

Вот почему произошла трагедия с Сергеем Магнитским.

Вот почему Путин прилагает все силы, чтобы США не принимали никаких мер против тех людей, которые приложили руку к смерти Магнитского.

Ставки слишком высоки.

Уильям Браудер, в своем стремлении отбиться от преступников, выводящих многие миллиарды долларов из России, был для российской власти намного более опасен, чем те, кто под шумок (когда громили его фирму) воровал миллионы долларов из бюджета.

Вот почему ни кража многих миллионов долларов из бюджета (пересмотр декларации о прибыли, пересмотр декларации об уплате НДС, принятие решения о возврате налогов на прибыль и НДС по трем компаниям с перечислением денег из бюджета на сотни миллионов долларов), проведенная за один день, ни убийство Магнитского, не расследовались и вряд ли будут расследованы, а виновными в смерти Сергея Магнитского будут в лучшем случае признаны тюремные медики.

Заключение

Люди, которые приносили России больше пользы чем себе (Браудер, Магнитский, Черкасов), были признаны в России не героями, а преступниками. Хотя в других обстоятельствах, они были бы признаны Героями России.

Это прискорбно.

Это показывает, насколько находящиеся у власти в России люди безразличны к судьбе России, и насколько кровно они заинтересованы в разворовывании России и дальнейшем обнищании страны.

Это также объясняет, почему те, кто сейчас цепляется за власть, так боятся ее потерять. Ведь если власть сменится, они могут потерять не только свои активы в России и за рубежом, но и провести остаток жизни не на роскошных яхтах или Сардинии, а в российской тюрьме.

Александр Фирсов

01.01.2012

Post scriptum: из пресс-конференции 21.12.2012:

ВОПРОС: Уважаемый господин Президент! Сергей Лойко, «Лос-Анджелес таймс».

Я возвращаюсь назад к Сергею Магнитскому, потому что Вы про это говорили. У России было три года, чтобы дать ответ, что же случилось. И тогда бы не было никакого «списка Магнитского», Вы бы не ругались с Америкой, дети бы поехали в Америку, и все были бы довольны и счастливы. Но ответа нет. Что там? Вы проявляете недюжинную осведомлённость в других громких уголовных делах, я не буду их называть. Мне бы хотелось услышать от Вас ответ на вопрос, что там с 230 миллионами долларов, которые якобы таможенные инспекторы и полицейские – милиционеры в прошлом – украли из бюджета. На них можно было бы отстроить прекрасные детские дома, и Медведеву не приходилось бы голословно говорить, что мы что-то должны сделать. Уже бы это было, и мы бы могли держать сирот в нормальном состоянии...

В.ПУТИН: (начинает говорить) По поводу Магнитского... (раздаются аплодисменты аудитории)

В.ПУТИН: Это что? (про аплодисменты)

Аудитория: “Поддерживаем вопрос.”

В.ПУТИН: Вы поддерживаете вопрос, ну и хорошо.

Когда трагедия с господином Магнитским произошла, ваш покорный слуга исполнял обязанности Председателя Правительства Российской Федерации. И я узнал о том, что эта трагедия случилась, из средств массовой информации. И, откровенно говоря, я и сегодня деталей этого трагического случая гибели человека в СИЗО до сих пор не знаю..."


4784627620496117.html
4784700627985729.html
    PR.RU™